683001, г. Петропавловск-Камчатский, ул.Ленинская, д.14, эл. почта: duma@pkgo.ru, тел.: 302-580 (2450), факс.: 42-52-29

Александр Панов: «Камчатка – мой родной край, и я хочу сделать его лучше»

11.08.2020

   Как известно, депутаты – люди публичные, за их деятельностью с удовольствием наблюдают, их жизнь смело обсуждают, приукрашивая пикантными подробностями и смелыми фактами. Возможно, по этой причине далеко не все представители депутатского корпуса любят общаться на личные темы и уж тем более, давать интервью. Одни будут аккуратно ссылаться на бесконечную занятость, другие сократят общение до минимального набора сухих фактов. Именно такие мысли возникали у меня при подготовке к очередному интервью с одним из депутатов Городской Думы – уж слишком немногословен был мой собеседник на прошедших сессиях и рабочих встречах. Но как бывает обманчива внешность, так и обманчивым оказалось это впечатление, и в подтверждение тому диктофонная запись продолжительностью в 3 часа. Но даже этого времени было мало: насколько интересным оказался разговор с депутатом Городской Думы Петропавловска по восьмому избирательному округу Александром Пановым. 


- Расскажите о себе, о своем детстве и своих родителях?
- Родился я в Петропавловске-Камчатском в 1973 году. Мама моя работала учителем начальных классов, она посвятила школе почти 50 лет своей жизни. Отец был моряком, трудился радиооператором на рыбопромысловых судах. По окончании средней школы №30 я поступил в Петропавловск-Камчатское высшее инженерное морское училище, специальность называлась «Электрооборудование и автоматика судов», то есть, по сути, пошел по стопам отца. Но моя специальность чуть проще. 

- Вы хотели продолжить семейную династию моряков?
- Нет, причина была в другом. На момент окончания школы в городе были только два ВУЗа: Камчатский государственный Педагогический институт (КГПИ) и Высшее инженерное морское училище (ныне КГТУ). Видя, как работала моя мама, которая разрывалась между педсоветами, классными часами, встречами с родителями и обходами учеников, я понял, что не готов пойти по ее стопам. Тем более мне это было не интересно. Методом исключения выбор пал на второй ВУЗ, где среди многих специальностей я выбрал ту, которая мне нравилась с детства. С юных лет мы с отцом постоянно что-то паяли, чинили, с 10 лет я читал схемы и помогал ремонтировать телевизоры, поэтому для меня выбор был очевиден. 

Не резкое Под панамским флагом.jpg

- Вас не пугала перспектива работы в море?
- Нет, не пугала. Тем более, что тогда образование строилось иначе – нас с первых дней готовили к реальной работе в море. Поступив в ВУЗ, мы оказались на казарменном положении: нас выписали из родительских квартир, прописали по адресу училища, выдали форму и талоны на предметы первой необходимости. Учебный процесс был четко организован: каникулы отсутствовали, учебные сессии проходили четыре раза в год. Помимо обучения мы занимались строевой подготовкой, регулярно стояли в нарядах на кухне, обеспечивали дежурно-вахтенную службу училища, занимались уборкой помещений общежития, зимой чистили территорию от снега. Многие оказались не готовы к таким условиям, таких отчисляли на первых курсах. Но сейчас я понимаю, что жесткая дисциплина была необходима, нас готовили к тяжелому труду вдали от родных и близких. 

- Помните свой первый выход в море?
- Первый раз мы вышли в море во время обучения, это был выход на парусную практику. Дело в том, что тогда по окончании ВУЗа выпускники получали два диплома: учебный диплом, подтверждающий окончание учебного заведения, и диплом рабочий, подтверждающий рабочее звание, именно он позволял работать на судах. Чтобы получить рабочий диплом, курсант должен был «выплавать» определенное количество дней, поэтому учебный процесс в обязательном порядке включал производственную практику. Подсчет производился скрупулезно – день отхода в море и прихода считался как один день. Впервые я вышел в море на парусно-учебном судне «Паллада», проходили мы два месяца. Помню, что первой мыслью, когда мы вышли в открытый океан и началась болтанка, было «куда я попал, мама забери меня назад». Но со временем все, кто был на фрегате, привыкли к постоянной качке, приспособились. 

Работаем.JPG

- Морскому делу Вы посвятили без малого 10 лет. Каким Вы вспоминаете это время?
- Я работал на разных типах судов: крупных рыбопромысловых судах, транспортных рефрижераторах и танкерах, в основном иностранной постройки. Когда я вспоминаю это время, всплывают только интересные воспоминания: это была моя молодость, время открытий и новых впечатлений. Много где не был, но всю Юго-Восточную Азию прошел, и не раз, включая Таиланд, Вьетнам и Сингапур.
Время, проведенное на палубах судов, научило меня строже смотреть по сторонам, тверже стоять на ногах и всегда отвечать за свои слова и поступки. Хоть морской труд и коллективный, но я в своей электромеханической службе зачастую работал один, и рассчитывать приходилось только на себя. Я знаю не понаслышке, насколько тяжел труд моряка. В море мы попадали в разные ситуации – и горели, и выходил из строя главный двигатель в шторм. В этой работе психологическая и физическая нагрузка настолько высоки, что некоторые моряки сваливались с инфарктами прямо на ходовом мостике. Это не афишируется, но те жители Камчатки, чьи близкие и родные трудятся в море, знают об этом. 

- Из-за тяжелых условий Вы решили сменить морскую каюту на кресло сотрудника надзорного ведомства?
- Нет, трудности меня не пугали, причина была в другом. Я ходил в море 10 лет, и за это время стал не только опытным специалистом, но и семейным человеком. На берегу меня с рейсов ждали супруга и сын Андрей. Я чувствовал, как тяжело они переносили разлуку, когда меня месяцами не было дома. Помню был год, когда между рейсами я находился на берегу в Петропавловске всего одну неделю. Семья меня не видела, и я чувствовал, как растет отчуждение между нами. Я понимал, что это неправильно: уходить, когда твой ребенок только родился, и возвращаться, когда ему уже исполнился год. Расстаться с морем было непросто, но я принял решение и выбрал семью. 

Надзор. Агинский рудник.JPG

- Не пожалели о сделанном выборе?

- Нет, не пожалел. Я понимал, что ухожу в никуда и придется начинать все с чистого листа, но решение было принято. Так сложилось, что на тот момент в Камчатское управление Ростехнадзора требовались специалисты с инженерным образованием на должность инспекторов. Соглашаясь на эту работу, я по сути не изменил своей профессии, только встал с другой стороны барьера. Мои обязанности заключались в контроле за выполнением предприятиями электрогенерирующей и теплогенерирующей сферы требований Правил электробезопасности, а также промышленной безопасности. Работа была интересная, каждый день я общался с различными специалистами, настоящими профессионалами своего дела, с руководителями предприятий, часто выезжал в командировки. Облетел и проехал весь край, от п. Озерновский до пгт Палана. Постепенно новые впечатления вытеснили воспоминания о морской жизни, хотя море мне снится до сих пор. Но все реже… 

- Сегодня Ваша работа также связана с электрооборудованием?
- С 2014 г. я работаю в должности технического директора в организации, которая занимается проектированием и монтажом промышленного электрооборудования. Наши объекты были реализованы от г. Северо-Курильска Сахалинской области до п. Усть-Камчатск, они все они очень разные: от энергообеспечения учреждений здравоохранения до систем энергоснабжения крупных рыбоперерабатывающих заводов. Также при нашем участии разрабатывалась и внедрялась в жизнь, начиная с 2015г, инициатива по оснащению дошкольных учреждений системой погодного регулирования теплоносителя, с установкой систем локального отопления. За свою работу не стыдно, практический результат работы виден. Учусь в этой профессии постоянно, меняется элементная база, и хочется, чтобы компания шагала в ногу с техническим прогрессом. 

- Почему Вы решили стать депутатом?
- Мне хотелось что-то изменить вокруг себя, хотелось, чтобы Петропавловск стал лучше. Я считаю родным этот город, здесь похоронены обе мои бабушки, здесь растут мои дети. Хочется, чтобы накопленные мною опыт и знания послужили на благо городу и его жителям. На Камчатке есть над чем работать, и работа эта бесконечна. Для меня совершенно очевидно, что городское хозяйство необходимо коренным образом менять, налаживать системную работу между подразделениями городской и краевой администраций, активно взаимодействовать с федеральными органами исполнительной власти. Задач много, часто инициативы поступают от жителей, среди которых много людей неравнодушных, искренне заинтересованных в развитии Петропавловска. Я очень благодарен таким людям, их помощь очень важна. 


Сидим.jpg

- Какие приоритеты ставите перед собой в рамках депутатской деятельности?

- Работа предстоит большая, многие задачи стали видны с приходом врио Губернатора Камчатского края Владимира Солодова. Сейчас в центре внимания деятельность предпринимателей – резидентов режимов ТОР и СПВ. По ним определен перечень вопросов, в решении которых заинтересованы и органы власти, и представители бизнес-сообщества. Мы изучили законодательство, регулирующее деятельность резидентов, уточнили обстановку в других регионах и пришли к однозначному выводу о наличии системных ошибок в реализации положений об особых режимах. Недавно я направил несколько запросов в региональные ведомства, в том числе в Корпорацию развития Камчатского края, ответы на них помогут нам воссоздать объективную картину происходящего в регионе. Очень надеюсь, как и большинство моих коллег, что итогом этой работы станут предложения по изменению федерального законодательства, регулирующего деятельность организаций, получивших статус резидентов ТОР и СПВ. 

- Поделитесь планами работы на округе?
- Проблемы, которые есть на восьмом избирательном округе, не сильно отличаются от других. Это изношенные и ветхие инженерные сети, отсутствие во дворах ливневых канализаций, нехватка мест в детских садах. Эти вопросы решаются в текущем порядке. Если говорить о крупных проектах, то в ближайшие годы планируется строительство начальной ступени средней школы № 40. Это будет проект массового типового применения, аналогично тому, который сейчас реализуется на базе гимназии № 39 и школы № 33 в краевом центре. Но все зависит от финансирования, будем надеяться, что средства на строительство выделят. 

Доп 1.jpg

- Как ни крути, выходит, что финансовый ресурс является ключевым в решении большинства вопросов. Тогда в чем заключается роль депутатского корпуса и достаточно ли, по Вашему мнению, имеющихся у депутатов полномочий для решения проблем в регионе?
- Если говорить объективно, то у депутатов нет реальных инструментов воздействия на органы исполнительной власти. Решая какие-либо вопросы, мы работаем в большей степени как катализаторы: пишем письма и запросы, проводим личные встречи и переговоры. Мы на законодательном уровне ограничены в этом инструментарии, с этим ничего не поделать. Но с другой стороны, я уверен, что главное не ресурсы, а их грамотное применение. От этого в большей степени зависит результативность работы депутатского корпуса. 


- Учитывая данный фактор, можете ли Вы сказать, что довольны своей работой? Не возникает ли у Вас ощущения, что можно и нужно делать больше или лучше?
- Возникает и достаточно часто. К сожалению, депутаты не могут решить всех проблем и заменить собой органы исполнительной власти. Мы можем лишь сигнализировать о них, обращать и направлять внимание соответствующих органов. Наша работа видна в ситуациях, когда мы сами направляем средства на конкретные цели, как в случае с исполнением наказов избирателей. Здесь есть четкое понимание, какая сумма на какие цели направлена, и можно убедиться в результате работы.
На каждого депутата выделяется конкретная сумма, которую он распределяет между учреждениями округа. Это небольшие деньги, их недостаточно для выполнения масштабных работ. Поэтому нередко депутаты одного округа объединяют свои средства и направляют их на решение одной конкретной задачи. Например, в 2020 году депутаты моего округа направили все деньги, выделенные на исполнение наказов избирателей, на ремонт бассейна в детском саду № 43. Получилось более 2 миллионов рублей, которые должны полностью покрыть стоимость работ. На следующий год запланирована покупка оборудования для класса робототехники в средней школе № 40, который смогут бесплатно посещать ученики.

- Очевидно, что работа занимает большую часть Вашей жизни. Остается ли при этом время на семью, на детей? Расскажите о них подробнее.
- У меня трое детей: старшему сыну Андрею в декабре исполнится 17 лет, младшему сыну Кириллу сейчас 7 лет, а дочери Ирочке всего 3 года. Из-за разницы в возрасте у них разные интересы и увлечения. Сыновья помимо учебы активно занимаются спортом: старший сын ходит на дзюдо, младший занимается каратэ, посещает судомодельный кружок, занятия по ментальной арифметике и английский язык. Каждый его день плотно расписан, поэтому времени посидеть в телефоне или в интернете у него нет. Ну а Иришка занимается тем, чем заняты все дети в ее возрасте: растет, играет, познает мир.
На выходных мы с сыновьями как правило выезжаем на природу, вместе занимаемся дачей, ходим в лес за грибами. Я настойчиво пытаюсь приобщить младшего сына к рыбалке. Кроме того, мы облазили уже все окрестные сопки и вулканы, так что скучно нам не бывает. 

Дети 2.jpg

- Как Вы предпочитаете проводить свободное время? Свободное от работы, текущих дел и семейных забот.
- Признаюсь, у меня его не так много. Я не читаю книг, хотя считаю это полезным увлечением. Раньше я читал очень много и перелистывая последнюю страницу, испытывал сожаление, что приходится расставаться с полюбившимся героем. В современном ритме жизни на чтение книги нужно прям настроиться, отбросить все мысли и погрузиться в сюжет. Это сложно, потому что в силу специфики моей работы, мне звонят очень часто. Нередко телефон не замолкает даже ночью, я к этому уже привык. Поэтому говорить о свободном времени не приходится, его действительно нет, его можно только запланировать специально, выделить из круговорота дел.

- Возможно, отдых для Вас это в большей степени смена обстановки?
- Действительно, мне ближе смена обстановки, чем отдых в классическом его понимании. Для меня большую ценность представляют интересные и полезные поездки или командировки, расскажу про одну из них. В конце 2018 года я участвовал в конкурсном отборе кандидатов на стажировку в Японии. В нашей стране существуют несколько подразделений Автономной некоммерческой организации «Японский центр по развитию торгово-экономических связей», которые работают на основании межправительственных соглашений. Их отделения есть в Москве, Владивостоке и других крупных городах. Согласно условиям соглашения они набирают профильных специалистов по различным направлениям для последующего их обучения в Японии.
Узнав об их существовании, я направил заявку на стажировку со специализацией «Развитие городской инфраструктуры». Мои документы приняли, а спустя несколько дней на Камчатку прилетел руководитель Владивостокского отделения, господин Мукаи Кадзуёси, который лично общался с претендентами. Именно он принимал решение, кто поедет на стажировку. Признаться, я до конца не верил, что смогу заинтересовать японцев: где Япония и где я. Но спустя два месяца после собеседования пришло письмо о зачислении меня в группу, и я начал готовиться к поездке.
Во Владивостоке было организационное собрание, а уже на следующий день мы прилетели в Токио. После заселения в отель стало понятно, кто именно попал в число избранных. Это были представители Сахалинской и Иркутской областей, Якутии, Хабаровского и Приморского края. Большинство занимали руководящие должности в органах власти, имели за плечами огромный опыт работы. В течение 2 недель мы слушали теоретические лекции и выезжали на объекты городской инфраструктуры в префектуре Токио, городах Йокогама, Саппоро. Были и в городе Асахикава, в самом холодном и снежном городе Японии, где изучали местный опыт снегоуборки. 


BKIS7154.JPG

- Чем впечатлила Вас Япония?
- Нам показали Японию изнутри и признаюсь, меня поразила эта страна. Мы выезжали на строительство дорог, поднимались на крыши домов, смотрели как устроена мягкая и жесткая кровля. Мы посещали теплоузлы, котельные, электростанции и другие объекты коммунальной инфраструктуры. Изучали методы глубокой переработки мусора. И то, что мы увидели, дало основание сделать однозначный вывод, что уровень развития городской инфраструктуры в нашей стране находится на крайне низком уровне. Разрыв настолько велик, что преодолеть его даже мощным рывком вперед, невозможно, на это уйдут годы. Есть к чему стремиться, и реализовывать полученные знания на практике. 

- Вы считаете, что причина этого в человеческом факторе?
- Думаю да, я в этом убедился лично. В Японии люди работают очень много, и дело не в количестве часов, проведенных за рабочим столом. Работа подразумевает анализ огромного объема информации и высокий уровень ответственности, с которыми справится не каждый. Там люди умирают от перенапряжения, для этого даже есть специальный термин, означающий «смерть на рабочем месте от перенапряжения», «кароси» на японском языке.
Еще один факт в подтверждение. В отеле, где мы проживали, целый этаж был занят под общественную купальню, обозначим так это место, «онсэн». Аналогов ему в России нет, баней его не назовешь. В этой общественной купальне японцы не только моются, но и стирают, отдыхают, а некоторые отключаются после тяжелого рабочего дня и засыпают. Им некогда ехать домой, на это нет времени. В Японии даже поздним вечером метрополитен переполнен людьми, которые возвращаются с работы. И так живут все, для них это абсолютно привычный ритм. В нашей стране такого нет. В России большинство работает по четкому графику: с 8 до 17, и ровно в 17 часов мы со спокойной душой идем домой, для нас это нормально. Результативность японцев не в национальных проектах, не в планах и отчетах, она в построенных зданиях, промышленных объектах и новейших технологиях. Это и есть самые объективные показатели. 

- С другой стороны, насколько такой подход верный? Когда человек лишен собственной жизни, семьи, личных интересов?
- Мне трудно об этом судить. В азиатских странах система обучения и трудоустройства такова, что люди просто не знают, что можно жить иначе, они не видели другой жизни. Для них нормально работать много, жертвовать личным ради успеха компании. Пока в нашей стране производительность труда находится на недостаточно высоком уровне, я думаю так. 

Лидеры.jpg

- Несмотря на высокую занятость, Вы нашли время для участия в конкурсе «Лидеры России». Что побудило Вас к этому шагу?
- Да, действительно, было такое. Расскажу о конкурсе в общих чертах. В октябре 2018г. прошла информация о том, что принимаются заявки на участие в конкурсе управленцев «Лидеры России». Очень хотелось проверить себя, свои знания и навыки, и буквально в последний день я записал видеоинтервью и отправил анкету. Затем пошли контрольные задачи, которые заставили вспомнить и школьную, и вузовскую программы. Пригодился и жизненный опыт, и опыт руководителя. После прохождения трех дистанционных этапов пришел долгожданный вызов на очный полуфинал в г. Владивосток. Никогда до этого не участвовал в мероприятиях, где собрались сильнейшие управленцы со всего Дальнего Востока! Энергетика и атмосфера просто не передаваемая. От Камчатки у нас поехала небольшая команда: у нас были и чиновники, и депутаты Заксобрания, и предприниматели. В процессе мы все конечно перезнакомились. Было очень здорово и интересно! В финал не прошел, эксперт объяснил, что не хватает управленческих компетенций. Поэтому есть над чем работать дальше.

Доп 2.jpg 

- Вы говорите, как настоящий трудоголик. Наверное, и свое будущее Вы тоже связываете с какими-то профессиональными моментами. Чего Вам хочется для себя лично?
- Я давно растворился в работе, в детях, поэтому мне не сложно говорить о своих желаниях. Наверное, я бы хотел, чтобы тот ритм жизни, который есть сейчас, я мог выдерживать еще лет 10 или 15, не терять позиций. В любой сфере, касающейся применения технологий, наступает такой момент, когда приходит «новая кровь» - люди более молодые, с новыми яркими идеями. Они есть уже сейчас, они все ближе. И мне хочется, как можно дольше удерживать свои позиции, остаться в строю благодаря опыту, знаниям и умениям. Я не планирую покидать Камчатку, это мой родной край. Мне важно, чтобы здесь было комфортно и интересно жить, чтобы здесь учились и работали мои дети. Здесь можно прекрасно жить, просто над этим стоит работать.
 

- Спасибо за интересную беседу.